30 сентября 2016

Запрет бэби-боксов: «за» и «против»

Запрет бэби-боксов: «за» и «против»

Правительство РФ поддержало проект закона сенатора Елены Мизулиной о запрете бэби-боксов — специальных «окон» в медицинских учреждениях, в которых матери могут анонимно оставить новорожденного ребенка. В то время как петиция в защиту бэби-боксов за сутки собрала более 76 тыс. подписей, мнения экспертного сообщества разделились.

Первый опыт внедрения бэби-боксов в России был в Краснодарском крае в 2011 году по инициативе Благотворительного фонда социальной поддержки и защиты прав ребенка на жизнь и воспитание в семье «Колыбель надежды». В настоящее время в 11 регионах России функционирует 19 бэби-боксов.

При поступлении ребенка в бэби-бокс срабатывает сигнализация и медицинский персонал незамедлительно осматривает ребенка, при необходимости оказывает медицинскую помощь, сообщает в органы полиции и органы опеки о факте подкидывания. Дальнейшей судьбой ребенка уже занимаются органы опеки. Родители, кровные родственники могут вернуть его через прохождение ДНК-экспертизы.

Бэби-боксы уже неоднократно широко обсуждались в СМИ, их устанавливали, через несколько дней по решению областной прокуратуры закрывали и снова открывали. Практику применения бэби-боксов в России уже анализировал Следственный комитет РФ, который заявлял, что бэби-боксы доказали свою позитивную роль в России, несмотря на критику.

Общественная дискуссия вновь возобновилась после того, как сенатор Елена Мизулина сообщила, что правительство поддержало законопроект, запрещающий бэби-боксы на территории России. Законопроектом предусматривается административная ответственность юридических лиц за создание бэби-боксов. За нарушение Мизулина предлагает налагать на юридические лица административный штраф в размере от 1 млн до 5 млн рублей либо приостанавливать его деятельность на срок до девяноста суток.

«Во-первых, государство не должно поощрять отказы от новорожденных. Отмечу, что практика тех стран, которые в разные время прибегали к использованию бэби-боксов, показывает, что после появления возможности для анонимного оставления детей число отказов  резко возрастало. Во-вторых, само существование подобной возможности значительно повышает риски торговли детьми и иных сделок с ними, так как контроль за бэби-боксами невозможен. В противном случае утрачивается главный принцип — анонимность, без которого бэби-боксы лишены смысла. Невозможно точно установить число оставленных детей и какова их дальнейшая судьба. В-третьих, навсегда нарушается право ребенка на идентичность, то есть право знать, кто его биологические родители, каково его происхождение», — считает Мизулина.

Президент благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Котова не согласна с выдвинутыми обвинениями. Она подчеркивает, что бэби-боксы — это работающая мера профилактики оставления ребенка в опасности и профилактики инфантицида — убийства матерью новорожденного.

 «Заявления противников о том, что есть риск пропажи детей из бэби-бокса, являются голословными. Я бы даже сказала кощунственными. То есть люди реально думают, что коллектив родильного дома способен торговать детьми? Тогда давайте закрывать родильные дома в стране. За все время существования бэби-бокса не было ни одного случая пропажи детей из них. Все дети были усыновлены, восемь — возвращены в биологические семьи! Запрет бэби-боксов на фоне неразвитой системы профилактики инфантицида приведет к тому, что мы будем выгребать детей из мусорок», — считает Котова.

На сегодняшний день благодаря бэби-боксам был спасен 51 младенец. «Я не понимаю, почему жизнь младенца не является ценностью для инициаторов запрета бэби-боксов, — говорит Котова. — Да, мы не знаем, что стало бы с этими детьми не будь бэби-бокса. Может быть, кого-то утопили бы, кого-то оставили замерзать на улице, кого-то оставили в подъезде, но вовремя не нашли. Вы хотите это знать? Я – нет. Я хочу, чтобы дети были живы!».

Президент фонда «Колыбель жизни» при этом согласна с Мизулиной в том, что необходимо направить больше усилий на поддержку женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

«На фоне возможного запрета абортов закрытие бэби-боксов выглядит еще более  ужасно. Я работаю с этой категорией женщин. Я знаю, что в этом случае увеличится количество криминальных абортов, домашних родов, родов в туалетах и избавлении от ребенка самым ужасным способом», — отмечает Котова. «Мы предлагаем сегодня говорить не о запретах, а о мерах профилактики! Давайте развивать систему кризисных центров, отделений анонимных родов. Пусть бэби-бокс будет не востребован.  Но для этого должна работать эффективно вся система профилактики. А запретить, закрыть сейчас бэби-боксы – значит согласиться с тем, что эти дети просто не нужны», — считает Котова.

Некоммерческий сектор неоднозначно воспринимает инициативу запрета бэби-боксов. Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская на своей странице в Facebook отметила, что ее «позиция по ним не менялась», дав отсылку на свое интервью «Правмиру» в 2015 году.

«Это провокация на отказ. Реклама бэби-боксов, разговоры о них в СМИ – всё это посыл женщинам: «Хороший способ заботы о ребенке, если ты в трудной жизненной ситуации – положить его в ящик». Это ужасный посыл. По моему мнению, бэби-боксы имеют право на существование, только если будет выстроена вся система профилактической помощи женщине с ребенком – будет доступно и хорошо заметно везде информирование о вариантах помощи. И сама помощь доступна в любой деревне», — подчеркивала Альшанская.

Сейчас Альшанская отмечает, что практически отказывает СМИ в комментариях, потому что не хочет увеличивать накал вокруг темы.

«И вообще сложно, когда ты оказываешься в двойственной ситуации. Вроде бэби-боксы неэффективная и неправильная вещь, не то, что надо делать, а вроде и поддерживать запрет не готова, не так это решается», — написала Альшанская на своей странице.

Другой точки зрения придерживается руководитель Центра паллиативной медицинской помощи, президент Фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер.

«Редкий случай, когда я категорически, совсем-совсем не согласна с коллегой. Я поддерживаю бэби-боксы и рада, что появились люди, которые двигают эту программу. Никто не мешает развивать параллельно и боксы, и программу поддержки мам, многодетных семей, и программу профилактики ранних беременностей. Ленины (Елены Альшанской. — Прим.ред.) аргументы, на мой взгляд, несостоятельны», — считает Федермессер.

Она отмечает, что бэби-боксы не подталкивают маму оставлять ребенка — так же, как и новости в СМИ о самоубийствах онкологический больных, которые теперь могут быть расценены как пропаганда суицида, не подталкивают людей к сведению счетов с жизнью.

«Решение покончить с собой — это трудное решение, его не принимают в результате прочтения статейки в газете. Сосед прыгнул — прыгну и я. Решение оставить ребенка — еще более трудное. Ведь в бокс ребенка кладут не в послеродовой палате. А уже после того, как взял на руки, покормил, к груди прижал, и если все равно не нужен, то надо думать про выбор, который стоит перед такой горе-мамой: в мусорный контейнер выкинуть или в бэби-бокс положить, где малыша заберут и, возможно, он проживет счастливую жизнь в новой семье. Ведь не каждая мама идет туда из больницы, есть те, кто из привокзального туалета, так у них даже и шанса нет ни на какую программу помощи, — подчеркивает Федермессер. — Боксы спасают жизни, в этом сомнений нет, причем спасают и мамам, и детям, и еще зачастую предотвращают грех детоубийства. И люди, установившие у себя бэби-боксы, как главный врач Люберецкой больницы, невероятные молодцы и праведники».

Президент фонда «Вера» так же, как и остальные представители некоммерческого сектора, согласна, что параллельно необходимо развивать и другие способы помощи матерям и семьям.

Общественная палата РФ ранее уже поддерживала идею установки бэби-боксов. Член ОП РФ, руководитель проекта «Ванечка»  Юлия Зимова считает, «если мы хотим как-то регулировать бэби-боксы (чтобы не было их рекламы, чтобы рядом с ними не стояли камеры, в то же время чтобы рядом с ними были телефоны кризисных центров), то следует вписать это в закон, а не отменять их совсем».

«Важно отметить, что бэби-боксы устанавливаются не на государственные деньги, а на частные пожертвования и НКО по большей части. Правительство поддержало их отмену, но это еще не значит, что соответствующий закон будет принят», — отмечает Зимова

В это время в сети появилась петиция в поддержку бэби-боксов в адрес Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой. На момент написания материала ее подписали уже более 76 тыс. граждан.

«Я против отмены бэби-боксов и считаю,что каждый ребенок имеет право на жизнь и найти семью, в которой его будут действительно любить и вовсе не «с родной мамой ему будет лучше», а с той, которая его не бросит и не оставит», — считает автор петиции Дарья Чибисова.

Автор: Ирина Лактюшина

Фото: vk.com/babyboxrf, vk.com /hospicefund, facebook.com/profile.php?id=100006817141805

Источник Агентство социальной информации

Рассказать о ребёнке Разместите информацию о пропавшем ребёнке
Консультируем
Ольга Пишкова
Правозащитник
Защита прав ребенка, правовое сопровождение в интересах семьи и детей
Александр Радевич
Психолог, социальный педагог
Помощь семье и детям в трудной жизненной ситуации
Эдуард Сабиров
Юрист
Правовые консультации, защита прав родителей